19:34 

Всегда следовать за твоим пламенем

[H & K]
весьма коварный план
Автор: the Ice Killer (h)
Бета: Bay Harbor Butcher (k)
Фэндом: Katekyo Hitman Reborn
Персонажи: Гокудера/ Цуна
Рейтинг: R
Жанры: Ангст, Драма, Hurt/comfort, POV, Психология, Слэш (яой)
Предупреждения: Смерть персонажа
Размер: Миди
Статус: закончен

Снова это чувство. Так спокойно на душе, и в то же время тело охватывает необузданная страсть. Ты жадным поцелуем впиваешься в мои губы. Немного необычно. Сегодня ты будто пытаешься насладиться каждой клеточкой моего тела, запомнить каждое прикосновение. Так, будто это последний раз…
— Д-джудайме…
Мой голос немного дрожит от удовольствия. Даже сейчас, находясь в моей власти, ты заставляешь меня чувствовать себя твоим подчиненным, правой рукой босса Вонголы. И мне нравится это ощущение.
— Гокудера-кун…— произносишь ты с придыханием, как только я касаюсь губами твоей шеи. Здесь твоя бархатистая кожа наиболее нежная, поэтому я знаю, как ты любишь подобные прикосновения. И я подло использую это, чтобы полностью расслабить тебя и контролировать каждое твое движение.
Я провожу языком по твоей шее, оставляя мокрую дорожку, а затем прикусываю мочку уха. Обычно ты делаешь вид, что сопротивляешься, но это уже стало стандартной программой, просто «для галочки». Однако сейчас ты наоборот крепко обнимаешь меня, прижимаешься ко мне всем телом, будто боишься, что я исчезну.
— Гокудера-кун…— Ты утыкаешься лицом в мое плечо. Слова ты практически шепчешь, от чего горячее дыхание приятно щекочет мою обнаженную кожу.— Не хочу тебя терять…
Я, можно сказать, поражен твоими словами. Не могу понять, что на тебя нашло… Мне от этого немного не по себе…
— Я никогда тебя не оставлю,— мягко произношу я.
— Я знаю…— вновь шепчешь ты.— Но… у меня есть обязанности перед семьей, и…
Ты замолкаешь, бросив фразу. И что ты недоговариваешь? Твои слова начинают меня пугать…
— Что-то случилось, Джудайме?
Я отстраняюсь немного, упираюсь ладонями в кровать и приподнимаюсь над тобой. В комнате темно, но я стараюсь смотреть тебе в глаза. Ты отводишь взгляд, прикусываешь губу, будто обдумывая: сказать мне или нет…
— Джудайме?..— чуть настойчивее повторяю я.
— Н-нет, ничего.
Ты переводишь взгляд на меня и улыбаешься. Так искренне и жизнерадостно можешь улыбаться лишь ты. Но все же что-то не так. Твои глаза… я вижу, что в них отражается грусть и сожаление. Что ты скрываешь от меня?..
— Но…— пытаюсь возразить я, но ты не даешь мне это сделать. Ты целуешь меня в уголок губ, а затем обвиваешь мою шею руками.
— Я же сказал, что все в порядке.
И ты вновь целуешь меня. Теперь уже это полноценный поцелуй, полный желания. Твоя рука плавно скользит вниз по моей спине, сперва очерчивая пальцами чуть выпирающие лопатки. Мне хочется узнать все, что ты недосказал, но сейчас я не могу ничего с собой поделать. Ты знаешь, как заставить меня помолчать…
— Завтра я все равно выясню, что ты хотел сказать…— сбивчиво произношу я.
Ты ничего не отвечаешь. Что ж, в конце концов, ты мой босс, и имеешь право молчать. Но, похоже, сейчас ты забыл, как сильно я тебя люблю, и твое молчание заставляет меня нервничать.
Я легко целую твои мягкие губы и начинаю опускаться ниже, покрывая поцелуями шею, хрупкие ключицы, живот…
В любом случае, у нас всегда есть завтра, чтобы поговорить. А сейчас мы можем в полной мере насладиться друг другом, утонуть в нахлынувших чувствах, отдаваясь неудержимому желанию. У нас есть целая ночь впереди, перед предстоящей операцией, которая поставит на кон судьбу Вонголы… и наши жизни…
***
Яркие лучи солнца проникали в комнату, заливая ее ярким светом. Ты никогда не задергивал шторы на окнах, чтобы утренний свет мог будить тебя. Видимо детская привычка. Ты часто опаздывал в школу, если лучи солнца не били тебе прямо в глаза, заставляя тебя медленно просыпаться.
Я сладко улыбнулся, все еще не в силах полностью проснуться, и обнял подушку. Конечно, подушка – это не то, что я хотел обнять после столь бурной ночи, потому я пришел в себя быстрее.
— Джудайме,— промурлыкал я, нехотя открывая глаза. Но тебя не было рядом. Странно. Обычно я всегда первый просыпаюсь, чтобы порадовать тебя с утра нежным, пробуждающим поцелуем.
Я поднялся с кровати и решил быстренько собраться, чтобы найти тебя. Ты должен быть где-то на базе, скорей всего в обеденном крыле. Ты всегда с утра идешь туда, чтобы выпить бодрящего кофе. А затем ты направляешься в кабинет. Иногда мне кажется, что ты идешь туда не из-за работы, а из-за такой неприметной фотографии, которая стоит на твоем столе. Нашей фотографии. Правда, я совсем не помню, когда мы успели сделать это фото: я сижу за роялем, видно лишь мою спину, а ты стоишь рядом, смотришь в камеру и смущенно улыбаешься, будто прося фотографирующего уйти. Нам здесь лет по пятнадцать, однако… Странное дело, но такое чувство, что на этой фотографии я намного старше тебя… Это немного даже пугает…
Собравшись, я вышел из комнаты и отправился к лифту. Как только двери открылись, на меня налетел Ямамото. От неожиданного столкновения мы оба повалились на пол.
— Эй, бейсбольный придурок, чего творишь?!
Черт, я опять назвал его так. Нет, конечно теперь я зову его как положено, — Ямамото, — однако проскальзывает детская привычка, когда я возмущен или зол.
— Цуна… он…— сбивчиво проговорил Такеши.
— Что?— нетерпеливо спросил я. Все-таки не особо меня радует перспектива вот так и продолжать валяться под Ямамото.
— Он отправился на базу Мельфиоре один,— выпалил парень.
Я почувствовал, как мои глаза округлились, а рот слегка приоткрылся. Я ошарашено уставился на Такеши.
— Ч-что?!— Я был то ли разъярен, то ли напуган. В порыве этого непонятного чувства я схватил Ямамото за грудки и встряхнул.— Как это один? С чего ты вообще так решил?!
Ямамото обхватил руками мои запястья, немного сдавливая их, чтобы успокоить меня. Кажется, это сработало, потому что хватку я ослабил, да и трясти парня перестал.
— Он оставил письмо на столе, в своем кабинете…— тихо ответил парень.
Мое дыхание сбилось, будто я пробежал вокруг базы Вонголы кружок-другой. Все мысли спутали, но все же одно я понял наверняка. Это ты и пытался сказать мне ночью… Ты вел себя так, будто… прощался?..
Это мысль, словно пощечина, отрезвила меня, привела в чувства.
— Да какого черта мы здесь делаем?!— Я выполз из-под Ямамото, схвати опешившего парня за шкирку и затащил вслед за собой в лифт.— Все хранители здесь?
— Д-да,— растерянно ответил Такеши.
— Тогда быстро всех собираем и немедленно отправляемся на базу Мельфиоре,— сказал я уже более спокойно, голос даже прозвучал почти официально. Я нажал красную кнопку лифта, и по базе тут же пронесся вой сирены, на фоне которого женский голос уведомлял о том, что хранители срочно должны собраться в зале совещаний. Не думал, что эта кнопка когда-нибудь пригодится…
Как только двери лифта открылись, я пулей вылетел в коридор и также быстро забежал в зал. Там был пока что только Хибари.
— Что за балаган?— беспристрастным голосом поинтересовался Кёя.
Я уже собрался кратко изложить суть дела, но Ямамото, зашедший в зал сразу после меня, настоял на том, что нужно дождаться остальных, в противном случае объяснять каждому, в чем дело, займет еще больше времени.
Я, словно запертое в клетку животное, бродил из стороны в сторону, в ожидании. Какие-то несчастные несколько минут длились целую вечность. Когда хранители предстали передо мной в полном составе, я почувствовал некое облегчение.
Из-за моего взведенного состояния слова вырывались быстрее, чем я успел подумать, что сказать. Объяснение отняло всего несколько минут. Мне показалось, что даже Хибари был немного удивлен твоим поступком.
После этого, я сразу завил о том, чтобы все быстро собрались, после чего мы тут же выдвигаемся. Местонахождение вражеской базы мы уже знали. Осталось лишь приехать туда, и… Боже, не хочется думать о плохом… Этот Бьякуран, он очень опасен. Джудайме, прошу тебя, дождись нас…
Я быстро забежал в свою комнату, схватил коробочки, и на бегу прикрепил их к себе на пояс. Через пару мгновений я уже был на улице. Предусмотрительно захватив ключ зажигания, я вскарабкался на свой мотоцикл. Знаю, ты не любишь, когда я на нем езжу, особенно без защитного шлема, но поверь, этот мой маленький проступок не идет ни в какое сравнение с тем, как поступил ты…
— По машинам, живо!— скомандовал я, как только хранители собрались на улице. Я заметил, что Хибари уже хотел возразить, – конечно, он не привык, чтобы к нему обращались таким тоном,— но мне некогда было выслушивать его фирменное «забью до смерти». Мотор моего мотоцикла агрессивно заревел, и я рванул с места, оставляя позади тонированные машины, в которые только-только успели погрузиться ребята.
Я мчался по дороге, боясь опоздать даже на секунду. Только изредка я мельком смотрел назад, убеждаясь, что машины едут неподалеку. Но вот поворот, небольшой туннель, и машин не видно. Я не заметил, как разогнал мотоцикл на полную мощь. Я не могу опоздать...
Я первый прибуду на вражескую базу. Это безрассудно, это напоминает мне о прошлом, когда мне было все равно, умру я или нет. Тогда было важно лишь то, что я должен был уйти с поля боя победителем – и не обязательно живым. Только ты мне объяснил ценность жизни. А сейчас… Сейчас ты сам поступил так, будто тебе наплевать на свою жизнь, будто если… тебя не станет, никто этого не заметит… Мне даже больно думать об этом, ведь ты должен понимать, что вся семья ценит тебя как босса. Понимать, что я живу для тебя…
До базы оставалось ехать совсем немного, но мне пришлось резко затормозить, развернув мотоцикл боком. Я нашел тебя. Но то, что ты стоишь здесь, посреди дороги, в конце которой как раз находится база Мельфиоре, вместе с ним, меня повергает в шок и некую растерянность. Бьякуран знал о готовящейся операции и перерезал тебе путь на базу? Вылез из укрытия вот так просто? Глазам не верю…
— Уаа, кто пожаловал,— улыбнулся Бьякуран беззаботно, и, не знай я его паршивую натуру, решил бы, что босс Уайт Спел действительно рад меня видеть.
Я спрыгнул с мотоцикла, и мне уже было все равно, что он тут же свалился на землю.
— Джудайме!
Ты не спеша повернул ко мне лицо, глянув через плечо, и улыбнулся. Что-то странное было в этой улыбке. Она была какая-то… обреченная…
— Я не смог защитить вас,— прошептал ты.
— Джудайме, что ты…
Бьякуран не дал мне закончить предложение.
— Не нужно пустых разговоров.— Он подкинул что-то в воздух.
Когда я присмотрелся, я пожелал, чтобы это было сном. Твое кольцо Неба у него! Стоп, но этого быть не может… Мы ведь уничтожили все кольца Вонголы, ты сам это приказал сделать! Неужели ты оставил… Но зачем?!
Я тряхнул головой, чтобы убедиться, что происходящее реальность. Значит ты оставил свое кольцо, чтобы самостоятельно пойти против Бьякурана?.. Другими словами, ты изначально планировал все это?..
— Д-джудайме…— кажется, мой голос звучал жалобно.
— Скажи «прощай»,— улыбнулся Бьякуран, смотря на тебя.
Я, наверное, был готов бы ко всему со стороны босса Мельфиоре, но…
Бьякуран ловким движение извлек пистолет из кармана и выставил его перед собой. Выстрел. Я даже не успел понять, что произошло. Дальше все происходило как в замедленной съемке. Пуля устремилась прямо тебе в грудь, а ты даже не стал уворачиваться. Я хотел что-то закричать, но из моих уст не вырвалось ни звука. Ты падаешь после выстрела, и все, что я успеваю сделать – подбежать к тебе и поймать. Твоя белая рубашка пропитывается кровью. Твое дыхание хриплое и тяжелое. А я лишь дрожащими руками сжимаю твои плечи, заглядывая в твои глаза.
— П-прости, Гокудера-кун…— улыбаешься ты, и медленно закрываешь глаза.
— Д-джудайме?..— Я чувствую, как по моей щеке скатилась слеза, еще одна, и еще…
Я понял, что твоя грудь больше не вздымается от дыхания, а тело обмякло на моих руках. Казалось, что только что голыми руками мое сердце вырвали из груди, попинали и вернули на место. Вот только теперь это сердце никогда не приживется…
— Как удачно, что и правая рука босса Вонголы тоже здесь,— мягко произнес Бьякуран. А я не мог даже взгляд на него поднять, но чувствовал, что он все также улыбается. Хотелось закричать, разорвать в клочья Бьякурана, но мое тело налилось свинцовой тяжестью, я не мог даже рукой шевельнуть. И все, что я делал – это беззвучно рыдал, крепко обняв твое бездыханное тело.
— Передай привет Саваде,— по-кошачьи изысканно произнес босс Мельфиоре, после чего прозвучал еще один выстрел. Кажется, я слышал визг колес машин, и голос Ямамото, перед тем, как почувствовал пронзительную боль и погрузился в темноту…
***
Я не чувствую ничего. Ни боли, ни страха – абсолютно ничего. Лишь пустота, беспощадно разрывающая сознание на мелкие кусочки. Ощущение не из приятных, но есть в этом что-то хорошее – скоро все закончится.
— Дяденька, эй, дяденька…
Кто-то трясет меня за плечо слегка. Видимо, ребенок, потому что голос, сопровождающий это действие, уж больно детский. Я очень медленно открываю глаза и тут же морщусь от яркого света.
— Дяденька, Вы в порядке?
Любопытству этого ребенка можно позавидовать. Никогда не любил детей…
— И на минуту тебя нельзя оставить!— доносится женский голос. Его мама, наверное…— Пошли, не лезь к незнакомцам…
Глаза еще не привыкли к яркому свету – день на редкость солнечный выдался, — но я вижу, как мамаша уводит свое чадо подальше.
Наконец, я обнаруживаю себя на скамейке. Лежащим. Все еще плохо понимая, что происходит, я сажусь, и потираю переносицу. Такое чувство, будто я спал целую вечность.
Я попытался вспомнить, каким образом я оказался здесь, на скамейке, в парке… Но единственное, что я всплывает в памяти, так это…
— Д-джудайме!..
Я подскочил с места. Парочка прохожих покосилась на меня, словно на сумасшедшего. Наплевать. Ведь я вспомнил все, что происходило до того, как я вырубился. И он… он выстрелил в тебя… и… в меня?..
Я судорожно ощупал свою грудь, но никаких повреждений не обнаружил. Ничего не понимаю… Такое ощущение, будто из памяти стерли какую-то очень важную информацию, недостающий кусочек мозаики…
Я осмотрелся вокруг.
— Что за черт?..— пробормотал я, выходя из тени дерева на открытую площадку, где красовался фонтан. Быть того не может… Я прекрасно знаю, где я, но это место выглядело так уже очень давно, и сейчас здесь должен стоять новый супермаркет…
Я потеряно озарился по сторонам, и попятился, словно напуганный котенок. И ту т же кто-то врезался мне в спину. Не хилый удар, если честно…
— И-извините.
Этот голос. Неужели! Хоть что-то…
Я развернулся и, как и ожидал, увидел перед собой Ямамото. Но облегченная улыбка тут же сползла с моего лица.
— Я-ямамото?..
— А? Вы меня знаете?— Такеши улыбается и смущенно потирает шею, будто извиняясь.
Но какого черта здесь происходит?! Ямамото выглядит лет на пятнадцать, не больше!
Я молча уставился на парня, не в силах что-либо сказать.
— Извините, мне надо бежать, а не то опоздаю.— Он ловко подхватил с земли упавшую при столкновении сумку и прошел мимо меня, продолжая извиняющее улыбаться. Нет, это точно Ямамото. Точнее сейчас это бейсбольный придурок.
Я медленно поворачиваюсь, чтобы посмотреть вслед Такеши. Если все это правда, то получается я сейчас.. нет, быть того не может…
Совершенно не понимая, что происходит, я прошел мимо скамейки на которой сидела пожилая дама и читала газету. Газета! Резко развернувшись, я направился обратно.
Или этой старушке нравится перечитывать старые издания, или я… я в десятилетнем прошлом?!
Хотелось запаниковать, но меня тут же привел в чувство тот факт, что здесь, в этом времени, ты жив здоров..Возможно, ты еще не связался с Реборн-саном. Ведь Ямамото даже не подумал о том, что мы могли где-то встречаться, а значит и меня этого времени ты тоже не знаешь. То есть… Я могу, не опасаясь повлиять на будущее, увидеть тебя, поговорить с тобой, обнять…
Я еще немного побродил по округе, обдумывая, что же все-таки произошло. Хотя трудно сосредоточится на мыслях. Смотря на улицы Намимори из этого времени, я невольно начинаю вспоминать все, что происходило десять лет назад: от знакомства с тобой до конфликта колец… И все окутано какой-то необычной теплотой, связанной с тобой. Закопавшись в своих собственных мыслях, я уже и не замечаю, как дошел до ворот школы Намимори. Да, я подожду до окончания занятий и когда ты выйдешь, я… я… А что я сделаю?.. Не могу же я сказать, что прибыл из будущего. Сейчас ты мне не поверишь.
Минутку. Ведь когда появился Реборн-сан, он представился твоим репетитором. То есть, твоя мама тогда искала для тебя учителя… Точно, скорее всего так и было!
В раздумьях я даже не заметил, как пролетело время. Звенит звонок. Школьники заполняют двор. А вот и ты. Боже, как давно это было… И кажется, что я не видел тебя целую вечность…
Глубоко вздохнув, я сделал шаги тебе навстречу. Уже совсем близко к тебе, нужно лишь заговорить…
Получается так, что я преграждаю тебе путь. Не совсем то, что я хотел. Ты поднимаешь настороженный взгляд на меня.
— Цуна.— Ямамото подбегает к тебе, перекидывает руку через твое плечо, и перевод взгляд на меня.— О, это Вы!
— А… ну да, я…— я начинаю глупо запинаться.
Ты непонимающе смотришь сперва на Такеши, потом на меня. Нечего тянуть…
— Джу…— я запинаюсь, понимаю, что называть тебя Джудайме будет, мягко говоря, странно.— Эм… Савада Цунаёши, верно?
— Ну да, это я…— Ты сглатываешь нервно.— А что?..
Я растягиваю самую приветливую из своего арсенала улыбку.
— А я твой репетитор.
— Боже, мама все-таки нашла мне репетитора,— обреченно вздыхаешь ты.
— Ну, не совсем так,— говорю я.— Просто услышал, что тебе нужен репетитор и решил предложить свою кандидатуру.
— Н-ну… знаете… — Ты смущенно потираешь шею.— Мне, в общем-то, не нужен репетитор, это все мама…
— О, уверяю, помощь тебе не помешает!— перебиваю я тебя.
— Цуна, да ладно тебе, это же интересно.— Ямамото добродушно улыбается. Да уж, я уже и не помню, когда последний раз видел его столь искреннюю улыбку…
— Ямамото, и ты туда же…— Ты вздыхаешь и поправляешь сумку.— Какая разница, все равно если не Вы, так мне еще кого-нибудь найдут…
— Ладно, мне пора на тренировку.— Такеши похлопал тебя по плечу и пошел в сторону.— Не обижайте Цуну… эм…
— Гокудера,— подсказал я.— Гокудера Хаято.
— Да, Гокудера-сан,— улыбнулся Ямамото, шутливо пригрозил мне пальцем, и продолжил свой путь.
Я посмотрел на тебя. Да уж, ты явно не рад новому «репетитору». А мне так сложно подавить желание обнять тебя… Я откашлялся и попытался взять себя в руки.
— Знаешь, я только-только приехал из Италии, вот уже нашел работу, но вот с жильем проблемы…— Я смущенно поводил пальцем по носу.— Если твои родители будут не против, то я мог бы пожить у вас, как считаешь?
Ты недоверчиво покосился на меня. По твоему лицу я понял, что ты уже пытаешь придумать повод, чтобы отговорить меня от этой идеи, но, зная твою маму, я могу не беспокоиться на этот счет.
***
Я лежу и смотрю в потолок. В комнате темно из-за плотных занавесок. Я даже не знаю сколько времени. Ты должно быть уже спишь там, в соседней комнате. И хоть ты рядом, я почему-то чувствую себя одиноким… Возможно это потому, что я знаю, что не могу рассказать тебе все. И пусть ты сейчас все тот же Джудайме, но все равно ты не такой, каким я тебя запомнил: решительный, властный, строгий, но в тоже время готовый пожертвовать собой ради близких… ради семьи… Стоп. И как я раньше не заметил?!
Я резко сел на кровати, собирая мысли в кучу. Как я вообще мог попасть в прошлое? Есть только одна штука, помогающая перемещаться во времени, да и то, только в будущее – базука Ламбо. Однако даже если есть вероятность того, что она сработала в другом направлении (ведь у Ламбо вечно с базукой что-то происходит), то действие базуки длиться всего пять минут, а я здесь уже почти сутки! И что же тогда получается могло переместить меня в этом время?.. Минутку. Ведь Мельфиоре были заняты постройкой какой-то штуки, и мы до сих пор так и не узнали, для чего она. Возможно… да нет, у этого клана нет причин перемещать меня сюда… Или есть?
От размышлений голова пошла кругом. Но сейчас я все равно ничего не смогу узнать. Здесь нет никого, кто мог хотя бы предположить в чем дело…
— Мам, ну хотя бы этого не надо…— послышался твой голос откуда-то из-за двери. Кажется, ты снова был чем-то недоволен. Я решился и выглянул из комнаты. Оказывается ты со своей мамой стояли прямо возле комнаты.
— О, Гокудера-сан! Цу-кун такой застенчивый, я хотела, чтобы Вы проводили его до школы, а он стесняется попросить.
Савада-сан задорно рассмеялась.
— Ничего подобного!— Ты залился краской.— Я наоборот..!
— Ах, Цу-кун, не капризничай.— Она положила руки тебе на плечи.— Ведь Гокудера-сан выглядит словно твой старший брат.— Мечтательный взгляд в мою сторону немного смущал.— Ведь это так мило, когда старший брат провожает в школу!
Да уж, когда Саваде-сан что-то взбредет в голову, ничего не остается кроме как смириться с этим. Что, собственно, ты и сделал.
— Ладно, ладно.— Ты покосился на часы.— А, я опять опаздываю!
Ты поправил сумку на плече и быстро спустился по ступенькам. Савада-сан подтолкнула меня, и мне пришлось следовать за тобой. Хорошо, что я был уже собранный, а не выбежал за тобой в нижнем белье…
— Тебе вовсе не обязательно идти со мной…
Ты поспешно семенишь к школе, а я стараюсь идти рядом и не отставать.
— Но зато к тебе точно никто лезть не будет, иначе будут иметь дело со мной!— Я гордо указал большим пальцем на себя. Чувствую себя снова тем пятнадцатилетним мальчишкой, особенно сейчас, когда я хвастаюсь своей силой и улыбаюсь как идиот… Но тебя это, кажется, тоже порадовало. Ты как и в старые добрые времена приветливо мне улыбнулся. А затем с небольшой опаской обернулся. Я по привычке проследил твой взгляд.
— Что-то не так?
— А?— ты посмотрел на меня.— А… н-нет, просто… В последнее время странное происходит…
Я напрягся.
— Что именно?— Я спросил это настойчиво, чтобы у тебя отпало всякое желание противиться отвечать.
— Ну…— смущенно начал ты.— Мне в последнее время кажется, что за мной следят. Знаю, это глупо, наверное… А теперь еще и ты появился, и это чувство тревоги усилилось…
Это все не случайно. Тебе не могло показаться. Это же интуиция Вонголы. Пусть даже ты и не знаешь сейчас ничего о мире мафии, но интуиция-то у тебя с рождения. Значит действительно следят…
— Ну, если это так, то я разберусь.— Я улыбнулся.— У тебя теперь не только репетитор, а еще и телохранитель появился.
Ты удивленно посмотрел на меня. Я многозначительно подмигнул.
— Считай, что меня прислали присматривать за тобой,— шепотом сказал я и потрепал тебя по волосам. Никогда этого не делал, а сейчас почему-то захотелось…— Я встречу тебя после уроков, и мы пойдем веселиться!
— Это-о… а как же занятия?..
— Да ты и так справляешься с учебой!— хлопнул я тебя по плечу.— А вот повеселиться никогда не помешает.
— И это мой репетитор…— обреченно произнес ты и зашел на территорию школы. А я остался за ее пределами и лишь проводил тебя взглядом.
Что ж, в этом возрасте ты был очень доверчивым, так что подружиться с тобой для меня не сложно, учитывая, что я знаю о тебе все…
Я сунул руки в карманы и зашагал прочь. Нечего мне тут сейчас делать. Хотя…
Я приостановился и обернулся. Мне показалось, что мелькнула чья-то тень позади меня. Но я никого не вижу. Паранойя? Нет… пусть я ничего сейчас и не увидел, я чувствую чужака. Нужно быть начеку.
Я крутанулся на пятках и направился обратно, к школе. Нельзя рисковать и оставлять тебя одного. Я зашел во двор школы, остановился у ограды, скрестил руки на груди, надеясь, что не появится Хибари (лишние проблемы мне не нужны), и так и прождал до самого окончания занятий, лишь периодически покидая свои «пост». Вот и сейчас уже прозвенел последний звонок, а я как раз стал расхаживать взад-вперед , уставившись на землю под ногами.
— Когда же он выйдет?..— пробубнил я сам себе под нос и зевнул.
— Ты меня ждешь?
Я обернулся и сонно посмотрел на тебя. Кажется, я выглядел очень усталым.
— Еще бы! Мы же собирались идти в парк,— подмигнул я, заметно повеселев. Не дожидаясь ответа, я положил руку тебе на плечо и потащил за собой.
Пока мы шли до парка, я успел расспросить, как прошел день и еще всякий бред, который обычно спрашивают у школьников их старшие товарищи. В общем-то ничего особенного, но нужно же было хоть чем-то тебя занять.
— Знаешь…
Я посмотрел на тебя, когда ты наконец-то заговорил первым.
— Да?
— Немного странно… Зачем тебе со мной возиться?
Черт. Вопрос прямо в лоб. И ведь я не могу сказать правду. Да даже если бы я и сказал, то ты все равно бы не поверил. Значит нужно нагло врать.
— На самом деле…— я сделал внушительную паузу и специально осмотрелся по сторонам, будто боясь, что кто-то услышит.— Твой отец попросил меня присмотреть за тобой. Но только это секрет.— Я приложил палец к губам и подмигнул. Пора завязывать этот разговор…— Так-так, что тут у нас? Уаа, смотри-смотри, такояки!— Указываю пальцем на шарики теста с кусочками осьминога.— Готов поспорить, ты хочешь это поесть!..
Ты находишься в небольшом замешательстве из-за столь резкой смены темы разговора. Но в итоге ты неуверенно киваешь.
— Выглядит аппетитно,— ты мягко улыбаешься. Я расплачиваюсь с продавцом (благо, портмоне всегда со мной) и протягиваю тебе такояки, с глупой улыбкой на лице. После многих лет дружбы с Ямамото, я понял, что это безотказный прием для того, чтобы втереться в доверие к таким еще наивным людям как ты, Джудайме… Нет, сейчас ты просто Савада Тсунаеши…
И так мы гуляли с тобой по парку до самого вечера. Развлекались, смеялись, и, кажется, даже попробовали все блюда, которые тут продавались. Это навевало хорошие воспоминания о, как теперь кажется, таком беззаботном и счастливом прошлом… Однако, все это время меня не отпускало чувство беспокойства. Все шло слишком хорошо. А у хорошего есть ужасное свойство быстро заканчиваться.
— Как красиво,— протянул ты, когда мы уже подошли к дому. Твой взгляд был устремлен вдаль, на кроваво-красный закат. Теплого цвета отблески отражались в твоих глазах, что так мило гармонировало со счастливой улыбкой.
— Ты прав, Джудайме…
— Что?
Ты повернулся ко мне, и на твоем лице явно читалось недоумение. Только сейчас до меня дошло, что я назвал тебя так…
— Я… эм…
— Мальчики, наконец-то вы вернулись!
Твоя мама знает, когда появиться. Слава Богу! Она меня спасла…
— Бегом в дом, я как раз приготовила ужин.
— Да-да, вперед!— Я состроил довольно-счастливое лицо и, подталкивая тебя в спину, зашагал к дому. Ты мельком обернулся и обратил на меня все тот же непонимающий взгляд. А потом Савада-сан взяла тебя за руку и затащила внутрь, так что тебе пришлось на эти мгновения забыть о том, что я ляпнул.
В общем-то мы не были голодны, но чай с пирожными из любимого магазинчика Киоко нас все же заставили попить. После этого мы поднялись в твою комнату и уселись за уроки. Все-таки надо было хоть как-то оправдывать мое новое звание репетитора. Пожалуй, загвоздка была лишь в математике. Да, это твоя главная проблема, это я помню еще с детства. Но общими усилиями, повоевав с учебником и с твоей паникой, проявлявшейся во фразах типа «я ничего не понимаю!», или «я никогда не смогу это решить!», с горем пополам ты закончил свое задание, и даже сказал, что все понял. Это прямо-таки как бальзам на душу.
— Время-время, уже поздно.— Я глянул на настенные часы и, потянувшись, поднялся.— Тебе вставать завтра рано, так что ложись спать… Цуна…
Твое имя мне все еще трудно произносить. Даже язык не хочет слушаться, он лишь потакает сильному желанию, идущему откуда-то изнутри, вновь назвать тебя Джудайме…
— Гокудера-сан.
Ты окликнул меня, когда я уже собирался выходить.
— Да?
— Ты забыл.
Я вижу, как ты протягиваешь ладонь, где красуется одно из моих колец. Я снял его, когда пытался объяснить какую-то задачу на наглядно примере. Это конечно не кольцо Вонголы, ведь… в будущем нет этих колец… Да и сейчас они пока что не появились в поле зрения… Но это кольцо может пригодиться, если нужно открыть коробочку.
— А, да-да, спасибо.— Я мило улыбнулся, насколько это было возможно, и забрал кольцо. Ты с любопытством наблюдал, как я одеваю его на палец. Я отчетливо видел в твоих глазах желание расспросить меня об этом неприметном предмете, но ты даже не знал, что можно спросить. Здесь вновь работала лишь твоя интуиция. И чтобы избежать лишних вопросов, на которые я все равно не в праве буду ответить, я поспешно откланялся и выскользнул в коридор, услышав вдогонку лишь твое растерянное «спокойной ночи».
Отчего-то сердце прыгало в груди, бешено колотилось. Даже когда я уже оказался в своей временной комнате, оно не унималось. Видимо, это все из-за того, что я не хочу снова и снова скрывать от тебя правду. Черт, это же так тяжело – увиливать от ответов и врать тебе в глаза! Ведь ты мой босс, и я привык, что могу не скрывая правды разговаривать с тобой, привык оправдывать твое искренне доверие…
Я со злостью ударил кулаком по кровати, на которую уселся сразу же, как только оказался в комнате. Но я тут же одернул руку, встряхнув ее как следует. Это было больно, черт возьми!
— Что за?..
Я откинул одеяло и увидел не особо хорошего вида коробочку. Да, точно. Моя находка перенеслась в это время вместе со мной. Это было лишь частью той системы, работу которой я так и не могу разгадать. Ведь даже если бы тогда я успел вовремя, то все равно не смог бы остановить Бьякурана… Он… он все равно бы убил тебя… Сердце это отрицает, но разум мне отчетливо твердить: я слишком слаб, чтобы тягаться с таким противником, как босс Мельфиоре.
Да еще и в этом времени, кажется, за тобой устроили слежку. Вот только кто? Хотя, это не так важно. Главное устранить этого врага, но для этого мне нужно больше сил. Нужно подумать как активировать всю эту систему, которую я нашел.
Чтобы не создавать лишнего шума, я смылся из дома Савады через окно. На улице уже порядком стемнело и было довольно тихо. Я бы даже сказал слишком тихо. Наверное, я просто отвык от тишины ночного города. В будущем все совсем не так.
— Как же вы работаете?..— Я все продолжал вертеть в руках одну коробочку, а остальные были в небольшом дипломате. Многие из них я просто не могу открыть. Но вот причину я понять никак не мог. Конечно те коробочки, которые я мог открыть имели довольно-таки неплохую силу, но все же что-то было не так.
— А ты заставил меня за тобой побегать.
Этот голос заставил меня вздрогнуть. Он… он тоже здесь… И он сейчас стоит позади меня!
— Ах ты!..
Я развернулся, чтобы со всей дури вмазать по наглой роже Бьякурана, но он с легкостью остановил мой кулак прямо у своего лица. Вот это сила…
— Вот незадача. Я думал, что пристрелил тебя, но тебе удалось улизнуть.— На его лице все так же красовалась невозмутимая улыбка, а глаза привычно прикрыты, будто он получает неимоверное удовольствие от своих же слов. Как же меня это бесит!— Наверное, пора прикончить тебя наверняка.— Он открыл глаза. И пусть продолжал улыбаться, но его взгляд был холодным, полным жажды убийства.— А потом спокойно заняться… Савадой.
Я стиснул зубы и с ненавистью посмотрел на босса Мельфиоре. Мой кулак был сжат с такой силой, что ногти болезненно врезались в кожу.
— Какой прекрасный взгляд,— пролепетал он.— Но… пора заканчивать.
Я даже понять ничего не успел, как мгновенно отлетел в стену. Удар был сильным. Даже в глазах на пару секунд потемнело.
— У меня мало времени, но так хочется поиграть.— Бьякуран подошел ко мне и опустился на корточки, пытаясь заглянуть мне в лицо.
— Катись к чертям!— Во рту появился солоноватый вкус. Я пару раз кашлянул и сплюнул кровь.
— Зачем же так грубо, Хаято-кун?— Растягивая каждое слово, он сомкнул на моей шее пальцы и вздернул вверх.
Я проехался спиной по стене, что отдалось небольшой волной боли. Это было странно. Такой удар о стену не мог мне причинить столько боли и практически обездвижить. Бьякуран что-то сделал еще. Неужели… с помощью кольца Марэ?.. Он всегда был в тени, я даже не знаю, какой силой он обладает…
— Кажется, ты растерян, Хаято-кун. Не можешь двигаться?— После его слов, я почему-то и рукой пошевелить не мог. Да что там рукой, даже пальцы не слушались.— Тяжело дышать?— Его пальцы сильнее сжали горло.— Скажи мне…— Он наклонился к моему лицу.— Ты хочешь встретиться со своим любимым боссом?— Я почувствовал его дыхание на своих губах.— Что же ты молчишь, Хаято-кун?
Он усмехнулся, потому что знал, что я готов был закричать и послать его куда подальше, но не мог. Я не понимал, как он это делает, но как только он что-то говорил, со мной тут же это случалось, будто мое тело было под его властью. Было такое чувство, что если он скажет «умри», мое сердце действительно остановится…
— Можно убить тебя сразу, но…— Бьякуран отшвырнул меня в противоположную сторону, будто бы я был плюшевой игрушкой. Я вновь шмякнулся о стену и сполз на землю. Тело меня абсолютно не хотело слушаться.— Мне кажется, ты должен немного пострадать.— Он пристально на меня посмотрел. От этого взгляда дрожь пробирала до костей.— Ведь Цу-кун так страдал… а никто не хотел этого видеть.
Слова вонзились в сознание. Сердце болезненно сжалось. «Страдал» — эхом вновь и вновь мелькало в голове. Я почувствовал, как слезы предательски подступают.
— Так почему бы и тебе не испытать хоть часть той боли?— Бьякуран улыбнулся и, не отводя от меня взгляд, чуть склонил голову набок.
Моя рука сама потянулась к какой-то железяке, которая откуда возникла рядом со мной. Я с непониманием и неким ужасом наблюдал, как сам же беру этот довольно острый предмет и подношу его ко второй руке. Чертов Бьякуран!
— Как ты это?..— выдохнул я. Голос дрожал.
— Как я это делаю?— промурлыкал Бьякуран, после чего я полоснул острием железки по своей руке. Я зашипел от боли. Теплая кровь струйками стекала по коже и капала на землю.
— Боюсь, тебе никогда этого не узнать.
Это он произнес жестко, улыбка спала с его лица. Еще один взгляд – и я откинул в сторону железку. Со мной можно было делать что угодно. Но, черт возьми, я не хотел умирать вот так! Я же… я так и не смог ничего сделать… Не смог отомстить за тебя… У меня даже не было возможности для этого…
По щекам катились слезы, но это было скорее от обиды и злости. Гнев, ярость бурлили во мне, но все, что я мог делать – сидеть и ждать, когда меня прикончат.
В глазах начинало двоиться, все расплывалось. Кровь без остановки лилась из раны. Дышать становилось все труднее. Жалкие остатки силы стремительно покидали тело.
— Время поджимает.— Бьякуран наставил на меня пистолет. Тот самый, из которого он уже стрелял в меня… и в тебя…— Если бы ты не ошивался все это время рядом с Цу-куном, то, возможно, смог бы вернуться в будущее целым и невредимым. Ведь возвращение было так близко…
— Что ты сказал?..— Я вскинул удивленный взгляд на него. Но ответ мне не суждено было услышать.
С дружелюбной улыбкой на устах, Бьякуран выстрелил. Пуля устремилась ко мне и ввинтилась в грудь. С губ сорвался беззвучный крик, дыханье перехватило, грудь охватила жгучая боль. В глазах темнело.
— Какая жалость, я не увижу, как ты медленно умираешь, истекая кровью,— сладко протянул Бьякуран.— Мне ведь нужно успеть убить Цу-куна до того, как устранят неполадки и вернут меня.
Эти слова немного привели меня в чувства. Ненависть придавала силы.
— Только посмей… хоть пальцем тронуть Джудайме…— прохрипел я и тут же зашелся болезненным кашлем. Кровь наполняла рот.
— А? Ты еще в состоянии говорить? Радуйся лучше, что не увидишь опять, как гибнет твой босс.
— Ублюдок…— Я попытался сжать кулак.
— Браво, Хаято-кун,— рассмеялся Бьякуран.— Находясь двумя ногами в могиле, ты все еще очень беспокоишься за босса. Жаль, что Цу-кун не может оценить твоей преданности.. Я еще не закончил, — последние слова были произнесены серьезным деловым тоном. Тоном ведущего переговоры, но не того, кто хочет добить врага.
Бьякуран ушел.
Да что здесь происходит?! Все внутри меня кричало «поднимайся!», но это было так трудно. Пуля прошла насквозь. Готов поспорить, что если посмотреть на стену позади меня, то она будет именно там…
Я посмотрел на свою руку. Кровь все так же бежала и даже не думала останавливаться. Я сжал кулак. В таком состоянии я не смогу ничем помочь… Черт… черт… Слабак…
— Будь ты проклят!— закричал я сквозь вырывающиеся от безысходности рыдания.— Давай, давай, поднимайся!..
Я бормотал это себе под нос, всхлипывая. Руку я уже почти не чувствовал – так сильно был сжат мой кулак.
— Ч-что?..— Я заметил слабый свет и покосился на руку. Кольцо было охвачено пламенем. Но это было не пламя урагана. Это пламя было ярко-желтого цвета. Пламя… солнца?..— Быть того не может…
Не понимая, что происходит, я инстинктивно сосредоточился и усилил пламя. Да, это то, чего я ждал! Ведь этого типа пламя обладает лечебным свойством. И пусть очень слабое, но мое пламя пыталось вылечить рану на руке. Правда, это мало подействовало, но она немного затянулась, да и кровь уже шла меньше.
С трудом поднявшись, я зажал рану ладонью и, шаркая ногами, зашагал по переулку. Дышать было трудно и приходилось опираться на стены, чтобы не упасть. Футболка уже насквозь успела пропитаться кровью, но пока я шел, я старался поддерживать пламя солнца активным, чтобы оно хоть и очень медленно, но все же пыталось залечить раны.
Благо, я не успел далеко уйти, когда решил прогуляться, поэтому сейчас я уже приближался к дому. Сердце билось тихо, но очень быстро. Я боялся за тебя. Сколько прошло времени с тех пор, как ушел Бьякуран? Мне показалось, что прошла целая вечность…
Я посмотрел на дом. Хоть я и не видел ничего отчетливо, но вроде бы все было нормально. Но… это еще ничего не значит…
Я с горем пополам вскарабкался по ступенькам и схватился за ручку. Рука скользнула, и там остались лишь следы крови от моей ладони. Вторая попытка была более удачной. Я подергал ручку, но было закрыто. Вероятность того, что Бьякурана здесь нет возрастала. Если я сейчас позвоню, то разбужу и тебя и Саваду-сан. Но, с другой стороны… Если я этого не сделаю, то рухну прямо здесь и, боюсь, до утра уже не доживу… Из-за нехватки сил даже слабое пламя солнца погасло.
— Да-да, сейчас открою,— услышал я заботливый голос твоей мамы и приближающиеся шаги.— Кто же это к нам так поздно пожаловал?..
Когда дверь открылась, я уже стоял на коленях, голова поникла, но рука моя все еще держала несчастную ручку двери.
— С-савада-сан…— Я заставил себя приподнять голову, и вымучено улыбнулся.— И-извините…
— Бог ты мой, Хаято-кун!— Она подхватила меня под руку и помогла подняться.
— Мам, что там?..— услышал я твой сонный голос. Кажется, ты спускался по лестнице.— Гокудера…-сан…
— Цу-кун, скорей, помоги мне.
Еще долгую секунду ты изумленно смотрел на меня, а затем подбежал к нам и помог дотащить меня до дивана в гостиной. Никогда бы не подумал, что даже просто лежать будет так больно…
— Д-джудайме… слава Богу…— простонал я, последний раз глянув на твой размывающийся облик. А после, я погрузился в темноту...
***
Я никогда не боялся темноты или чего-то такого. Да что уж там, после того, как я сбежал из дома я вообще ничего не боялся. Даже потерять жизнь… Но здесь… слишком жутко… Чувство, будто я стою посреди пропасти, но не падаю. Атмосфера давит своим… спокойствием?.. Да, слишком тихо, пустынно. Я могу отчетливо видеть себя в это колючей темноте, но ничего более. Возможно, потому что здесь ничего больше и нет. На ум приходит только одно – я умер.
— Это не то место, куда попадают после смерти, болван.
— Чего?!— Я тут же на автомате повышаю голос, хотя куда более разумно было бы поинтересоваться у обладателя этого до боли знакомого голоса, что это за место. Ну не могу я спокойно слушать, когда со мной говорят таким тоном, от этого меня уже не отучить.— Кто это там тявкает?
Я развернулся в предполагаемую сторону, откуда исходил звук и увидел там… себя.
— А?..— Я удивленно вытаращился на своего двойника. Его, как и меня, было хорошо видно, вот только видок у него был куда приличнее, чем у меня: деловой костюм, тщательно выглаженный и сидящий на нем как литой, волосы бережно уложены, в ухоженных руках красная коробочка с черепом, кольца на пальцах блестят, словно их только что начистили. Я же выглядел ровным счетом наоборот: рваная рубашка, залитая кровью, грязные джинсы, растрепанные волосы, на руки даже смотреть страшно…
— Не груби мне,— его голос в точности как у меня, вот только звучит слишком спокойно, размеренно.
— Ты вообще кто?..
— Хватит идиота из себя строить.
— Что ты…?
Я зарычал от злости, но он лишь поднял руку, указывая жестом, что мне стоит помолчать.
— Я это ты. Точнее, я твоя более адекватная и спокойная часть. Мы одно целое, усек?
Я раскрыл рот, чтобы что-то сказать и… тут же закрыл его. У меня не было слов.
— Ты закрыл меня в этой комнате уже давно, лишь бы не показывать слабость,— пожал он плечами.— Но чтоб ты знал, хочется сказать, что вежливость и сдержанность вовсе не слабость.
Я сжал кулак. Мое «я» меня жутко раздражало.
— И не надо злиться, я же помочь хочу.
— Каким образом?— угрюмо спросил я.
— Вот это другое дело,— хмыкнула светлая часть меня. Он сделал пару шагов, эффектно стуча каблуками начищенных до блеска ботинок в оглушающей тишине, и уселся в кресло, которое взялось черт знает откуда.— Похоже, если бы ты не был близок к смерти, мы бы так и не встретились.
— То есть я жив?..
— Жив живехонек,— рассмеялся он, и тут же вновь посерьезнел.— Но надолго ли?
— В каком смысле?..
— Я с удовольствием покажу, как ты вечно пытаешься угробить нас обоих.— Он щелкнул пальцами и сбоку от нас возникло что-то, напоминающее экран.— Это было давно, но все же…
На «экране» появилось изображение того дня, где я чуть не был убит во время конфликта колец.
— Единственное, что спасло нас…
Я услышал твой голос. То, как ты говорил… нет, кричал, что я должен жить. Да, именно тогда я понял, что моя жизнь кому-то нужна…
— Ты ведь понимаешь, что подобные безрассудные действия могли заставить Джудайме плакать?
Я молча закусил губу. Я ведь правда всегда думал о том, что ты можешь страдать из-за меня. И я этого страшно боялся…
— И сейчас боишься,— фыркнул он. Не удивительно, что он читает мои мысли. Ведь мои мысли – его мысли.— Когда на наших глазах его убили… что ты чувствовал?
— Замолчи…— Я зажмурился.
— Это ведь даже словами не описать. Даже такой черствый некогда человек был полностью уничтожен этим фактом.
— Не напоминай мне это…— Я упал на колени и схватился за голову.
— И ведь рыдал именно ты. Я – та часть, которая практически не владеет эмоциями. А ты бы не пережил этой потери.
— Зачем ты все это говоришь?..
— Затем, чтоб ты понял, как чувствовал себя Джудайме, когда ты был на волоске от смерти.— Его голос звучал строго.— Он ведь всегда был открытым и чувствительным человек. Поэтому вспомни, как ты переживал за него, даже если он просто не отвечал на твои звонки, и преумножь это в тысячу раз.— Тон повысился и, кажется, он готов был сорваться на крик.— Вот насколько больно ты делал ему своими опрометчивыми поступками!
— Что ты от меня хочешь, а?!— закричал я, подавляя рыдания.— Я все это понимаю!
— Понимаешь, но признавать не хочешь!— Он подошел ко мне и, схватив за ворот, вздернул меня вверх.— Вот что было,— он махнул рукой и на «экране» возник ты – улыбающийся, счастливый.— И вот что ты снова натворил!— Изображение сменилось, и я увидел тот момент, который видел перед тем, как отключиться – твой обеспокоенный взгляд и дрожащие губы, бормочущие что-то.— Хватит действовать безрассудно!
Он оттолкнул меня и я, не удержавшись на ногах, плюхнулся на пол, хоть его и не было видно.
— Угрозы Бьякурана думаю, ты еще не забыл? Если он не объявится, то постарайся не расстраивать больше Джудайме… Есть вероятность, что мы тоже можем вернуться в будущее. В будущее, где его нет…— Он тоскливо глянул на «экран».— Проведи это время так, чтобы нам не пришлось больше с тобой встречаться…
Я поднял взгляд на свое подсознание, но лишь почувствовал, как проваливаюсь вниз. Больно ударившись о какую-то поверхность, я, кажется, начал терять сознание.
— Гокудера-кун…
Тепло. От твоего голоса веет теплом и привычной добротой.
— Гокудера-кун.
Руки ласково обхватывают мое лицо. Мои глаза закрыты, но кажется, что если я их открою, то меня ослепит тот яркий свет, исходящий от тебя – нежный, чистый.
— Хватит.
Я все же открываю глаза и ты действительно передо мной. Тот, каким я запомнил тебя – истинный босс Вонголы. И ты снова одариваешь меня мягкой улыбкой.
— Д-джудайме?..
Такое чувство, что есть только ты и я, а вокруг лишь этот белый свет, окутывающий нас.
— Хватит уже,— повторяешь ты.— Побереги себя, я ведь волнуюсь.
— Но…
Ты наклоняешься к моему лицу и касаешься губами лба.
— И пожалуйста…— шепчешь ты и обнимаешь меня,— очнись.
***
Я медленно открываю глаза. Белый потолок. Уже немного начинает надоедать просыпаться в незнакомых местах. Где это я? Больница? Все тело жутко болит. В таком состоянии даже шевелиться не хочется. Да даже если б хотелось, все равно слишком болезненно заставлять тело напрягаться. Это странный сон… я видел тебя… Как бы мне хотелось все вернуть в то время, когда ты был жив. Когда я мог быть рядом с тобой и защищать… Почему я не остановил тебя тогда?..
Если бы дверь не скрипнула, я наверняка бы и не заметил, что в палату скользнула тень. Я с трудом повернул голову, чтобы лицезреть посетителя, и с некой надеждой в голосе произнес:
— Джудайме?..
***
Черт, как много людей здесь! — с раздражением думал я, ожидая свой самолет в международном терминале в аэропорту.
Что-то слабо коснулось моей ноги. Тут же ко мне подбежал пацаненок. Я сжал кулак, наблюдая за его действиями. Он пытался достать мячик, закатившийся под мое сиденье. Ненавижу детей…
-эй, иди играй в другом месте! — я резко вскочил со своего места и свысока посмотрел на этого малявку. Он поднял на меня испуганный взгляд, и я растерялся... Его глаза, выражение лица... Мне показалось, что это ты смотришь на меня, панически боясь моих дальнейших действий... Так он был похож на тебя.
-Извини, — неожиданно для самого себя произнес я и поскорее встряхнул головой, прогоняя наваждение. Мальчишка куда-то очень быстро убежал.
-..-Токио, производится посадка, пассажиров просим пройти на регистрацию, — донесся из динамиков обрывок объявления.
Мой самолет! Чертов мальчишка отвлек меня.
Я подхватил сумку и помчался к столу регистрации, боясь опоздать на рейс до тебя... Вскоре я уже сидел в самолете и ждал взлета.
Конечно, сперва пришлось помучиться и проследить за тем, чтобы никто меня не преследовал. Ведь я, как-никак, перехватил это важное сообщение…
Я снова глянул на конверт с письмом, который держал в руках. Это письмо… Я взял на себя ответственность полностью поменять будущее. И все ради тебя…
Я посмотрел на свое отражение в окне, но перед глазами стоял образ Бьякурана. Машинально, я сжал в ладони конверт. Злость просто выплескивалась наружу. Ведь это все он… Сидит и дергает за ниточки, решает судьбы, и при этом выходит сухой из воды… Даже та драка была частью его плана, он специально злил и давил на больное… И это его предложение вроде бы играет мне на руку, но здесь явный подвох. Черт возьми, даже то, что я пошел у него на поводу уже выводит из себя! Но ведь то, что он тогда говорил в больнице.. Он знал какие слова нужно сказать…
***
— Хаято-кун, и все же ты выжил.
Бьякуран по-хозяйски прошагал в палату, не забыв при этом закрыть за собой дверь.
— Т-ты?..
Меня бросило в дрожь. Он не стал убивать тебя, пока я жив, но, кажется, он решил меня добить именно сейчас. А потом… потом взяться за тебя. Черт. Черт!
— Наверное это даже к лучшему,— промурлыкал он и присел возле моей койки. Он изящным движением положил одну руку на постель, а второй подпер подбородок.
— Что, пришел начатое завершить?— буркнул я, пытаясь сделать голос как можно жестче. Хотя он звучал слишком тихо, чтобы произвести должный эффект.
— Признаюсь, сперва была такая мысль.— Он чуть склонил голову набок, присматриваясь ко мне.— Но теперь… Бьякуран покрутил запястьем в воздухе и растянул улыбку. — У меня есть предложение к тебе.
Сказать, что я был удивлен, значит ничего не сказать. Мысль о том, что самый мерзкий тип на свете и заклятый враг Вонголы хочет что-то предложить мне, шокировала.
— Знаешь куда можешь засунуть свои предложения?— фыркнул я. Из-за волнения я сделал слишком резкий вдох, от чего грудь обожгло болью, и я закашлялся.
— Не нервничай ты так,— рассмеялся Бьякуран.— Мое предложение в первую очередь касается тебя и Цу-куна.
— Не смей даже пальцем тронуть Джудайме…— прохрипел я.
Бьякуран лишь хитро прищурился.
— Право, Хаято-кун, я ничего против него не имею. Потому и хотел бы, чтобы ты выслушал меня.
Я молчал, обдумывая каждое его слово, и, в конце концов, бросил на него выжидающий взгляд.
— Цу-кун милый мальчик, но быть боссом – это не его. Сам прекрасно знаешь, чем все закончилось для него.
Я зажал в кулаке простынь из-за этих слов, но все же промолчал.
— Если бы он не был впутан во все это, то жил бы он сейчас себе, не зная ничего о мафии, о кланах, о кольцах... И знаешь что?— Он сделал небольшую паузу.— Ты можешь сделать так, чтобы Цу-кун остался жив в будущем.
Мои глаза распахнулись так, будто передо мной сидела сама смерть, но при этом уверяла, что не собирается убивать меня.
-Я могу.. Нет, МЫ вместе с тобой можем изменить историю клана Вонгола. Тогда, жизнь Цу-куна не оборвется так трагично,— продолжал Бьякуран, а я только слушал. В голове отчетливо зависла фраза: Ты можешь сделать так, чтобы Цу-кун остался жив в будущем. Жив...Это все, чего бы я хотел...
-Я вижу пока тебе не на что возразить,— довольно протянул он, поднимаясь.
-Ты так и будешь тут болтать попусту? — слова Бьякурана ни о чем выводили меня все больше и больше. — Где твое предложение? Что я могу сделать для Джудайме?
-О.. — мне показалось, что в его прикрытых глазах промелькнул неподдельный интерес ко мне, когда я произнес последние слова. Словно он не ожидал, что я все — таки стану его слушать. — Хаято-кун, вот это другой разговор.
Он подошел к прикроватной тумбочке и посмотрел на открытку, которую передал мне Джудайме.. Его рука потянулась, пальцы сомкнулись на уголке картонной бумаги и приподняли ее.
-Верни на место! — я хотел перехватить открытку, но этот рывок болью отдался во всем теле. Я повалился обратно, зажмурив глаза от прокатившей по всему телу боли.
-Спокойнее. — От его интонации становилось тошно. Мне все больше хотелось выкинуть Бьякурана в окошко, но в моем состоянии…
-Как мило... — он вернул открытку на место, и посмотрел на меня. Это был взгляд одного из сильнейших боссов мафии, взгляд, которого невозможно ослушаться. – Все что нужно сделать, это — перехватить письмо Девятого босса Вонголы, которое адресовано аркобалено Реборну. Не будет письма, не будет приказа, аркобалено не отправится к Саваде Тсунаеши, и тот никогда не узнает про существование Вонголы. И, следовательно, он не станет боссом, — Бьякуран остановился, смотря на мою реакцию. А я уже прекрасно понимал, что он прав, и это действительно поможет вернуть Джудайме в будущем. — И останется жив.
-Значит.. — в голове начали крутиться мысли, оценивающее сказанное Бьякураном. — Мне нужно..
-Отправиться в Италию и помешать отправке письма, — закончил он. Его улбыка вернулась.
Что-то тут было не так, что-то не давало мне сразу согласиться с этим предложением, от которого зависит жизнь Джудайме, его счастье, его улыбка.. Что-то мешало мне сделать такой явный выбор.
-Плата за все это — твои воспоминания. Ты забудешь все, что касается Савады, забудешь то, как вы совместно проводили время, забудешь жизнь, связанную с кланом, забудешь часть себя, как только вернешься в будущее, — казалось, специально выделяя каждое слово, произнес Бьякуран. Они эхом отдавались у меня в сознании и сердце болезненно сжималось.
Я..забуду..Джудайме.. Даже простая мысль причиняла столько страданий… Она просто не укладывалась в голове, там где казалось у меня только и место для мыслей о нем..
-Ну и? — в голосе Бьякурана прозвучало некое призрение, и я понял, что мои глаза невольно увлажнились.
-Я.. — разрывался на части. Я не могу забыть Джудайме, без него меня нет... Без него я не я, и моя жизнь просто пустышка.. Но.. -.. согласен, — тихо ответил я, но даже если бы я просто об этом подумал, то Бьякуран все равно узнал.
Это "но" стало решающем. И он сыграл на нем, он знал, что жизнь Джудайме для меня важнее, знал, что я люблю его…
***
— Чертов Бьякуран…— прорычал я сам себе. Стюардесса, которая в этот момент проходила мимо, явно была в недоумении. Конечно, ведь рядом со мной никого не было. По ее взгляду можно было понять, что она решила, что я полнейший псих. Плевать.
Я лишь на секунду задержал взгляд на стюардессе, а потом снова повернулся окошку. Ничего кроме облаков. И неба. Небо… Большое чистое небо. Большое, как твоя душа… Чистое, как твои помыслы… Небо, символизирующее власть босса, и так сильно напоминающее о тебе…
— …извините.
Кажется эта девушка решила не оставлять меня в покое. Наверное, я долго ее не замечал, потому что, когда я повернулся к ней, ее лицо выдавало, как сильно она раздражена.
— А? Чего?— Быть галантным я и не собирался.
— Хотите чего-нибудь выпить?
Надо признаться меня поразило, как стюардесса быстро скрыла свои эмоции и снова приветливо улыбнулась, чуть склонив голову набок.
— Что-нибудь покрепче…— буркнул я, бросив оценивающий взгляд на нее.
— Да-да, сию минуту.
Она протянула мне бокал с коньяком, вежливо оповестила о том, что скоро посадка, и направилась к следующему пассажиру. «Скоро» наступило не так быстро как хотелось бы, но где-то через пару часов я уже шел по улице, приближаясь к твоему уже, казалось, родному мне дому… Не знаю, чего я добиваюсь, вновь вернувшись сюда, в Японию. Наверное, просто хочется провести с тобой последний день… Это глупо, но я надеюсь, что у меня останутся хоть какие-то частицы воспоминаний о тебе. Я так не хочу забывать все, что связано с тобой…
— Г-гокудера-сан!
Ах да, время… У тебя как раз закончились занятия.
— Цуна,— улыбнулся я тебе и Ямамото, который шел тенью рядом с тобой.
— Йо,— как обычно улыбнулся Такеши и помахал рукой.
— Гокудера-сан, куда ты пропал?— Ты подбежал ко мне и преданно заглянул в глаза. Ямамото с непонимающим видом проследовал за тобой.— Я пришел навестить тебя в больницу позавчера, а там сказали, что ты ушел…
Ты опустил взгляд и горько вздохнул.
— А, ну…— Я глупо посмеялся, потирая затылок ладонью.— Мне срочно нужно было съездить кое-куда, даже времени не было тебе сообщить об этом. Прости…
— Гокудера-сан, а разве тебе можно было так быстро выписываться из больницы?— вступил в разговор Ямамото.
Кажется, ты рассказал ему ту байку про уличных бандитов, которую я придумал. Ладно, в общем-то уже все равно…
— Я быстро пошел на поправку,— пояснил я. В моих планах не было идеи рассказывать что-то о пламени, которое может лечить…
— Арэ? Мальчики,— пролепетала твоя мама. Судя по пакетам, она ходила за продуктами.— Хаято-кун? Какая радость, ты вернулся! Так-так, давайте-ка все в дом.
Возражать было бесполезно, поэтому мы втроем поплелись вслед за Савадой-сан. Наверное, даже к лучшему, что мы встретили ее. А еще неплохо то, что здесь Ямамото. Он всегда был тем, кто разбавляет напряженную обстановку своим простодушием.
— Гокудера-сан, куда ты все же ездил?
Ты отложил палочки, которыми ел, в сторону и потянулся за стаканом сока. Стол как всегда был полон еды. Это напоминало о старых добрых временах, когда за этим столом шла целая война за еду, и обычно в этом участвовал Ламбо. А Реборн-сан всегда тебя поучал тому, что нельзя зевать за столом, иначе без еды останешься. Как же все было беззаботно…
— Нужно было выехать за пределы города… по работе,— сухо ответил я.
-Гокудера-сан,— внезапно вступил в разговор до сих пор на удивление молчаливый Ямамото.— А кем ты работаешь?
Приехали. Понятное дело, что я не могу сказать «я всего лишь репетитор». Я чертыхнулся про себя. Ямамото, как же ты не вовремя умеешь влезть с вопросами!..
— Я… у меня довольно, кхм, специфическая работа…
Я опустил взгляд и стал тыкать палочками недоеденный рисовый шарик – онигири.
Кажется, Савада-сан заметила, что я не желаю говорить на эту тему, и быстро сориентировалась.
— Мальчики, у меня есть замечательное предложение!— воскликнула она, и начала объяснять.— Одна моя хорошая знакомая – хозяйка кафе, и ей нужна помощь, чтобы завлечь клиентов. Вы же не против помочь?
Она улыбнулась мечтательно, но взгляд выглядел каким-то слишком хитрым. Здесь какой-то подвох, но, в общем-то, не важно.
— Да, конечно!— тут же отозвался Ямамото.
Ты проговорил что-то невнятное, пытаясь показать, что идея тебя не зацепила. Но Савада-сан вряд ли желала выслушивать претензии, и уже через пять минут мы подходили к тому самому кафе.
— Чем же мы интересно можем помочь здесь?— уныло протянул ты, когда зашел в кафе. Следом за тобой прошагал Ямамото, а затем и я.
— Стоп!— прозвенел женский голос, и к нам подлетела средних лет женщина. Довольно-таки приятная с первого взгляда, однако она сразу показалась какой-то… знакомой…— Мальчики, мальчики, какие же вы миленькие!— пролепетала она.— А ты сын Савады-сан, да?— потянула эта странная женщина тебя за щеку.— Ах, да! Я – Миура Саори, добро пожаловать в кафе!
Миура… Миура… что-то знакомое… Стоп. Не может быть. Это… мать Миуры Хару?! Вот теперь я уверен, что ничего хорошего все это не предвещает…
— Так-так-так, давайте-ка живо туда.— Миура затолкала нас в нечто напоминающее раздевалку. Я уже начал догадываться, что это могло значить…— Совсем недавно кафе открыла, это даже скорее можно назвать раскруткой моей одежды,— тараторила женщина, пока я прикидывал и сопоставлял все факты, и понял, что она, видимо, модельер. Особенно если припомнить все эти странные наряды Хару в виде корабля, например.— Так что вы, мальчики, поработаете моими моделями!
Она уже во всю примеряла к нам различные наряды. Жуть какая!
— Эм… я думаю это не лучшая идея…— слабо возразил ты. Так слабо, что тебя даже, по-моему, не услышали.
— Ха-ха, как интересно!— искренне произнес Ямамото, примеривая ушки.
Его уже успели нарядить в костюм собаки. Я перевел взгляд на тебя, и ты уже был в костюме, напоминающем форму дворецкого. И все бы ничего, если бы…
— Почему это я должен идти туда в таком виде?!
Я посмотрелся в зеркало и захлебнулся от возмущения. Какого черта эта сумасшедшая решила, что мне пойдет обычная форма… нет, не официанта, а именно официантки! Что за извращенная фантазия у нее?! Собачка, дворецкий и… официантка!
— Я никуда не пойду в таком виде!!!— взвыл я, всеми руками и ногами упираясь в дверной косяк, за пределы которого меня так усердно пыталась вытолкать Миура. Ты пытался подавить свой смех, похвально… А вот Ямамото… Этот гад даже и не думал скрывать радости от происходящего, он в открытую хохотал надо мной!
— Ну, мальчик мой, ты так мило выглядишь!— уверяла Миура.— Красивее любой девушки!
Ну спасибо! Вот это комплиментище!
— Чего?!— заорал я, пытаясь развернуться к ней, но это и стало моей ошибкой. Меня тут же вытолкнули в зал кафе, всучили в руки поднос и заставили в таком виде ходить и принимать заказы у опешивших посетителей.
Смеясь, Ямамото вошел в роль собачки и принялся мне помогать. Даже учитывая то, что сперва и ты не хотел в этом участвовать, позже ты все же присоединился к нам. И я даже не пожалел о том, что мне пришлось несколько часов подряд расхаживать в таком виде. Это стоило того, чтобы еще раз увидеть твою улыбку…
— Весело сегодня было,— задорно произнес Ямамото, когда этот кошмар закончился, и мы спокойно шли по вечерним улицам Намимори.
Я угрюмо покосился на него, и решил промолчать.
— Как мама могла нас так подставить?— Ты устало плелся рядом с нами, хотя твои глаза все же были наполнены радостью. Даже захотелось согласиться с Такеши, но характер мне этого не мог позволить.
— Точно могу сказать, что в жизни больше ногой не ступлю в это кафе!— заявил я высокомерно, а вы оба лишь рассмеялись на мои слова. Я немного подулся, но в итоге и сам не сдержал смех. Всегда полезно посмеяться над самим собой… особенно вместе с друзьями…
Мы подошли к развилке дорог, где наши пути с Ямамото расходились.
— До встречи,— махнул он нам рукой и бодро пошел к своему дому. Спортсмен все-таки, его полдня такой работы вымотать не могут…
Когда мы вернулись домой, Савада-сан не стала расспрашивать, как мы провели время, а лишь тихонько похихикала. Поэтому, чтобы она еще чего не придумала, мы поспешили подняться наверх, в твою комнату.
— Ужасный был день!— Ты плюхнулся на свою кровать, раскинув руки в стороны.— Хорошо, что хоть ты вернулся…
— Правда?— просиял я.
— Когда ты уехал, то со мной никто не занимался, и сегодня я уже получил не особо хорошую оценку в школе,— вздохнул ты, сел, и улыбнулся мне. – А еще я скучал.
— Цуна… мне…— Я опустил голову.— Я скоро должен буду уехать.
— А? Опять?— расстроено произнес ты.— Надолго?
— Навсегда.
В комнате повисла давящая тишина. А, плевать уже на все. Сегодня последний вечер, мне нечего терять…
Я подошел к кровати и опустился возле нее. Ты все также растерянно смотрел на меня. Я взял твою руку.
— Прости, Джудайме…— практически беззвучно прошептал я, горячо выдохнув на ладонь, а затем поцеловав ее.
— Г-гокудера-сан?..
Я не видел твоего лица, но уверен, что ты был ошарашен. Ничего. Скоро ты забудешь все это. А я… я хочу, чтоб хотя бы этот момент остался в моей памяти призрачным следом, слабым воспоминанием о тебе…

@темы: фанфикшн от h&k, Репетитор-киллер Реборн

URL
Комментарии
2011-08-13 в 19:35 

[H & K]
весьма коварный план
Я крепко сжал твою руку и положил голову на твои колени. Не произнося не звука. А спустя мгновение свободной рукой ты стал не спеша перебирать пряди моих волос. Тоже молча. Я закрыл глаза и закусил губу, чтобы не разреветься. Больше всего этого не будет. Никогда.
***
Воспоминания примерно десятилетней давности всегда даются мне нелегко. Тогда произошел переломный момент в моей жизни – мне надоело мириться с ложью, царящей в моей семье, и я сбежал. Отец был мафиози, и мне хотелось его переплюнуть, доказать, что я могу сам подняться на ноги. Ничего не вышло. Я пошел по следу ложной информации, и в итоге остался ни с чем. Уехать из Италии в Японию? Это было так опрометчиво. И возвращаться мне было некуда: отец меня презирал и считал предателем, сводную сестру я ненавидел, а мать… погибла до того, как я узнал, что я ее сын… Вот и пришлось остаться в сердце Японии – Токио. Но мне все это надоело: уличные разборки, борьба за выживание, азартные игры… Поэтому я переехал сюда, в тихий городок Намимори. Когда я только приехал в Японию, я сразу собирался сюда, но что-то мне помешало. Это было так давно, что уже и не вспомнить…
Да и вообще я много чего не помню. Мне так кажется, по крайней мере. Вроде бы все так, а все равно что-то было забыто мной. Эти десять лет оставили какие-то смутные воспоминания, будто это вовсе не моя жизнь. Из-за всех этих мыслей я чуть с ума не сошел. Пришлось даже однажды сходить к врачу. Он и поставил диагноз – частичная потеря памяти. Удивительно! Будто я без него этого не заметил!
Я засунул руки в карманы куртки и пнул какую-то железку. Странное дело, но такие мелочи заставляли в памяти мелькать какие-то воспоминания. Причем не очень приятные. Темный переулок, выстрел, кровь, тяжелое дыхание… и точно такая же железка, которая валяется рядом с умирающим. От таких картин, возникающих в голове, передергивало, а ощущение, будто за мной все время следят, лишь усиливалось.
Если бы я сейчас шел по ночному Токио, то вряд ли было бы сильно заметно различие дня и ночи. Там всегда шумно. А здесь, в Намимори сейчас людей практически нет на улице, хотя еще не слишком поздно, и даже не особо-то стемнело.
Кто-то мне говорил, что раньше здесь все было по-другому. Или это какие-то мои воспоминания?.. Не знаю, с чего я это взял, но этого торгового центра точно не было десять лет назад. Огромные витрины. Я остановился напротив них. Куча телевизоров, которые показывают какую-то чушь, рекламируя свое качество. Но я смотрел не на них, а на свое отражение в витрине. Как обычно одежда выглядит весьма агрессивно, лицо угрюмое… в общем, вид вполне устрашающий, но… Мне кажется, я выгляжу жалко. Взгляд такой потерянный, такой несчастный, что самому тошно становится.
Я застыл, всматриваясь в стекло, и, наверное, еще бы долго так стоял, если бы кто-то в меня не врезался со всего размаху. Я чертыхнулся, потер ушибленное плечо и с озлобленным видом повернулся к тому, кто потревожил меня.
— И-извините,— донеслось до меня. Парень опустил голову, виновато потирая шею. Его голос… он показался очень знакомым…
— Эй,— не особо вежливо позвал я.
Парень поднял на меня взгляд: сперва он был извиняющимся, а потом стал… изучающим, что ли?..
— Вы… ты…— потерянно произнес он, будто не зная, что сказать дальше.
Его большие красивые глаза так открыто смотрели на меня, словно с надеждой. И снова в памяти что-то промелькнуло. Будто я уже не первый раз смотрю в эти глаза, будто…
Голова взорвалась убийственной болью. В глазах поплыло, даже на ногах стало держаться трудно. Сотни картин проносились с огромной скоростью в сознании, все до сих пор потерянные воспоминания пчелиным роем кружили перед глазами, возвращаясь в мою жизнь. Как будто все, что происходит сейчас со мной – не моя настоящая жизнь. Будто… я только сейчас пробудился от какого-то кошмарного сна, и, наконец, вернул все, чтобы было потеряно.
Я упал на колени, обхватив голову руками, желая успокоить разбушевавшиеся мысли, и укротить невыносимую боль. Я словно пережил иные десять лет своей иной жизни всего за несколько секунд.
— В-вы в порядке?— На мою спину успокаивающе легла теплая ладонь.
Да, это… это точно ты! Я все вспомнил!
— Д-джудайме…— смог произнести я дрожащим голосом, когда боль утихла.
— А? Что ты сказал?..
Глаза увлажнились от подступающих слез счастья. Я поднял взгляд.
— Джудайме…
— Г-гокудера-сан?..
Неужели… ты тоже все вспомнил?..
— Да… да!— Я радостно улыбнулся.— Ты вспомнил меня? Ты действительно вспомнил меня?
— Ну…— Ты смущенно отвел взгляд.— Только ты меня так называл несколько раз… До сих пор не понимаю, почему. А потом исчез…
Исчез. Значит ты помнишь лишь то, что я был твоим репетитором… Ты так и не знаешь о том, что должен был стать боссом мафиозного клана…
— Т-ты совсем не изменился,— улыбнулся ты.— Я не ожидал, что когда-нибудь снова смогу тебя увидеть…
Может оно и к лучшему, что ты ничего такого не помнишь. Это слишком тяжело…
Ты протянул мне руку, и я, приняв помощь, поднялся.
— Я… я так… счастлив…— промямлил я, положив руки на твои плечи. Ты действительно жив, Бьякуран сказал правду. И ты помнишь меня. Пусть не совсем таким, как хотелось бы, но помнишь. Неужели жизнь наконец наладилась? Неужели все плохое позади?..
На мня волной накатило желание рассказать тебе все, что произошло, расплакаться у тебя на плече, поделиться всеми переживаниями… Но все равно тебе это показалось бы бредом, поэтому все бесполезно. Нельзя портить такой счастливый момент…
— Джудайме…— Я уже и не думал называть тебя по имени. Сейчас ты выглядишь точно так же, как тогда… Мой босс…
Я не мог отдавать отчет своим последующим действиям. Мои руки сами скользнули с твоих плеч на спину. Я притянул тебя, обнимая так, будто больше не будет возможности. А затем… я потянулся к твоему лицу, коснулся твоих губ, и поцеловал. Не знаю, как ты выглядел в этот момент, был ли удивлен, или еще что… Мои глаза были закрыты, по щеке скатилась слеза, которую я все это время пытался сдержать. И ты не стал меня отталкивать. Даже наоборот, сам прижался ко мне сильнее.
Я уже готов был позабыть обо всем на свете, но… Резкая боль пронзила грудь. Мои глаза резко распахнулись, я напрягся и оторвался от поцелуя. Ты непонимающе смотрел мне в глаза. А я не мог ничего сказать, и лишь стал оседать на землю.
— Г-гокудера-сан?..— Ты, испуганный, опустился рядом со мной.
Я приложил руку к источнику боли, а затем вытянул ладонь перед собой.
— Это что… кровь?..— дрожащим голосом спросил ты, хотя прекрасно знал ответ.
Почему все должно закончиться именно так?.. Бьякуран так и не оставил мня в покое. За мной действительно следили все это время, это была не просто моя паранойя. И он знал, что могу все вспомнить, если встречу тебя. И приказал тому, кто за мной следит, убить меня, чтобы огородиться от возможных проблем. Это так жестоко…
— Д-джудайме…— охрипши произнес я. Моя окровавленная ладонь опустилась тебе на грудь.
— Я… я вызову скорую!— Ты уже собирался подорваться с места, но я тебя остановил.
— Нет, пожалуйста…— Я сжал в ладони твою куртку.— Не оставляй меня одного… я не выдержу…
Я уткнулся лицом в твое плечо. Дышать становилось все труднее. Слезы сами по себе катились по щекам.
***
В тот день, когда я должен был вернуться в новое будущее, я хотел, чтобы у тебя остались хоть крупицы воспоминаний обо мне. Любая мелочь, лишь бы ты помнил, что был период в твоей жизни, в котором было место и для меня.
— Я хотел бы сыграть для тебя на рояле…— тихо сказал я, нарушив тишину.
Ты перестал перебирать мои волосы, рука нерешительно скользнула по моей шее.
— На чердаке…— также тихо отозвался ты.
— М?
— На чердаке есть старый рояль…
Я поднял голову с твоих колен и заглянул в глаза.
— Я… не хочу тебя забывать…— искренне произнес ты.— Ты ведь… сыграешь для меня?..
Ты поднялся с кровати, взял меня за руку и повел за собой. Рояль, что стоял на чердаке, был завален всякими вещами, но избавиться от них не составило труда.
Я уселся на стул, поднял крышку и провел ладонью по клавишам, смахивая пыль. Сделав глубокий вдох, я принялся за игру. Это была самая печальная мелодия, которую я знал. Именно эта мелодия отражала то, что у меня было на душе в тот момент. Это была моя последняя игра, ведь за всю свою жизнь я играл лишь для двух людей – для матери, и для тебя. Мать я потерял давно, а ты… Сегодня последний день, который мне суждено провести с тобой. Сегодня я потеряю тебя…
Я так самозабвенно играл, что только краем глаза заметил, как ты смотришь в сторону двери и смущенно улыбаешься, будто прося гостя уйти. Я на мгновение обернулся. Твоя мама стояла с фотоаппаратом.
— Считайте, что меня уже нет,— улыбнулась она.— Но я не могла не запечатлеть этот момент.
— Мам,— протянул ты.
— Все-все, я ушла,— отозвалась Савада-сан, и выскользнула за дверь, вновь оставив нас наедине.
Так вот откуда эта фотография. Та самая фотография, которая стояла у тебя в кабинете на базе Вонголы. Наконец-то я узнал тайну ее происхождения… Надеюсь, что и теперь ты будешь хранить ее. И хоть иногда вспоминать о времени, проведенном со мной…
Я резко нажал на клавиши, и рояль разразился громом различных звуков.
— Гокудера-сан?
Я поник, и медленно опустил крышку рояля.
— Я должен идти…
— Уже?..— последовал вопрос.
Мне понадобилось много сил, чтобы заставить себя улыбнуться, хотя в этот момент сердце разрывалось на части об бессилия.
— Прощай.
***
Я чувствовал, как теплая кровь струится из огнестрельного ранения. В голове мелькнула глупая мысль – моя кровь испачкает твою куртку.
— Гокудера-сан, пожалуйста,— просил ты.— Если сейчас приедет скорая, то все будет в порядке. Они осмотрят рану и…

URL
2011-08-13 в 19:35 

[H & K]
весьма коварный план
-Нет… я умру в любом случае,— перебил тебя я.— Прошу, позволь провести эти минуты с тобой…
— Я… я не хочу, чтобы ты умирал!..— Ты вздрогнул и шмыгнул носом. Кажется, плачешь. Прости, что заставляю тебя вновь страдать… Я так и не смог исправить этого… Так и не смог избавить тебя от страданий…
— Джудайме…— чуть слышно произнес я.— Я хочу, чтобы ты помнил…— Я из последних сил еще сильнее сжал ткань твоей куртки.— Даже когда мое тело исчезнет, душа продолжит следовать за твоим пламенем…
Силы стремительно покидали меня. Больше я не смог бы ничего сказать, даже если бы захотел… Единственное, чего я желал, так это еще раз услышать твой голос…
— Я никогда этого не забуду…— прошептал ты, обнимая меня.
Я почувствовал, как моя рука больше не в силах держать сжатый кулак, поэтому я медленно разжал пальцы. Ладонь скользнула по твоей куртке. Тело стало невольно расслабляться. Последние глотки воздуха обжигали, а ты по-прежнему прижимал меня к себе, и я чувствовал как твои слезы, скатываясь по щекам, падают на мою руку…
Тепло исходящее от тебя сейчас… Я запомню его навсегда… Запомню твои прикосновения… Запомню твою улыбку, сквозь слезы… Запомню то, что делало меня счастливым…
Я умру. Но ты жив. Ты можешь смеяться, быть счастливым, дарить окружающим тебя людям свою доброту и теплую улыбку. Жаль, что меня не будет рядом, я не смогу видеть тебя в такие моменты… Не смогу похвастаться своей силой перед тобой… Не смогу провести ладонью по щеке, вытирая слезы… Но…
Джудайме, даже после смерти я буду оберегать тебя. Иного выхода нет, ведь я – твоя «правая рука». Был. И останусь навечно.

URL
   

H&K corporation

главная